Все исчезнувшие профессии

Исчезнувшие профессии

<< Предыдущая страница << || Оглавление || >> Читать дальше >>

Процесс пудлингования

Перенесемся мысленно в Англию, лет на 100 — 150 назад. В то время она была наиболее промышленно развитой страной в мире и занимала первое место по производству железа. Один французский автор с восторгом писал в 1833 г. об английских достижениях в использовании железа:

«Надобно приехать в Англию, чтобы оценить всю пользу железа. Англичане, будучи принуждены употреблять железо вместо дерева, за недостатком леса, старались выделывать оное самою дешевою ценой, и обратили ко множеству таких употреблений, о которых мы на твердой земле Европы не могли бы и подумать: здесь на каждом шагу увидите железо, чугун, железные листы, сталь в разных видах: в машинах, столбах, колоннах разного размера, от двух дюймов до четырех футов в поперечнике, в водопроводах и газопроводах, в колеях на дорогах, в решетках, мостах, полах, кровлях, целых набережных, дорогах и прочем…»

Впечатляющую картину нарисовал автор. Действительно, в Англии много производилось железа. А как его добывали?

Вот как описывает автор железоделательные заводы графства Стаффордского, одного из крупных металлургических районов Англии:

«40 000 работников — мужчин, женщин и детей — черных, как циклопы, трудятся беспрестанно под атмосферою, наполненною дымом, вокруг тысячи пылающих горнов, на краях черных болот и пропастей, изрытых в земле еще более черной…»

Можно представить себе условия работы у металлургических печей того времени: изнуряющая жара от раскаленного металла и тяжелый физический труд при отсутствии всяких механизмов для перемещения тяжестей.

Среди многих металлургических профессий того времени, пожалуй, самой тяжелой была профессия пудлинговщика.

Пудлингование было основным способом получения железа почти на протяжении всего XIX в. Это был очень тяжелый и трудоемкий процесс. Работа при нем шла так:

На подину пламенной печи загружались чушки чугуна; их расплавляли. По мере выгорания из металла углерода и других примесей температура плавления металла повышалась и из жидкого расплава начинали «вымораживаться» кристаллы довольно чистого железа. На подине печи собирался комок слипшейся тестообразной массы. Рабочие-пудлинговщики приступали к операции накатывания крицы при помощи железного лома. Перемешивая ломом массу металла, они старались собрать вокруг лома комок, или крицу, железа. Такой комок весил до 50 — 80 кг и более. Крицу вытаскивали из печи и подавали сразу под молот — для проковки с целью удаления частиц шлака и уплотнения металла.

Известный английский металлург Д.Перси писал в 1864 г.:

«Нет производства, где бы мускульная сила человека была подвержена таким тяжелым усилиям и при столь изнуряющей обстановке. Удивительно ли, что пудлинговые мастера резко выражают нежелание приучать своих детей к этой работе, которая, вообще говоря, делает человека неспособным к ней около сорока пяти или пятидесяти лет жизни».

Теперь профессии пудлинговщика нет. Работа сталевара, конвертерщика на современных агрегатах проходит совсем в других условиях. Конечно и сейчас металлург имеет дело с раскаленным металлом, но ему теперь помогают многие механизмы и средства автоматизации.

А прокатка сто лет назад?

Н.И.Покровский, автор книги «Рудник и завод», изданной в 1864 г., с пафосом описывал работу прокатной машины:

«Машина, приводящая валки в движение, вертится обыкновенно с большою быстротою, чтобы самые валки быстро вертелись и быстро пропускали металл между собою. Нужно удивляться ловкости рабочих, которые с одной стороны валков вдвигают в них добела раскаленный ком железа, а с другой — подхватывают выходящую из них, еще белую от жара металлическую штуку, поднимают ее и передают на другую сторону валков. Вода, падающая на валки из особых трубок, попадает иногда на раскаленный металл в минуту вступления его в валки и, обращаясь мгновенно в пары, производит как бы настоящие ружейные выстрелы. Любопытно видеть прокатку рельсов, когда из толстой массы белого раскаленного металла, длиною не более полутора аршин, после двух или трех первых прокатов, уже является рельс в несколько сажен длиною. Как адская огненная змея, стремится он из валков и гнется под собственною тяжестью. Рабочие принимают его на железные палки и крючья, чтобы потом приподнять и передать рельс на другую сторону валков для новой прокатки».

Прокатные валки могли вращаться только в одну сторону; они не обладали способностью реверсивного движения, как в нынешних прокатных станах, когда валки вращаются туда и обратно. Не говоря уже о том, что раскаленную полосу нужно было вручную подавать в валки. Это и делали рабочие-кантовщики.

Рельсы того времени были сравнительно невелики. А если приходилось прокатывать огромные массы металла? Тогда было так.

6 сентября 1867 г. в Шеффилде на заводе Д.Брауна и К° произошло знаменательное событие — шла прокатка толстой броневой плиты весом около 30 т.

После нагрева в печи пакет «с величайшими затруднениями был вынут из оной и поднесен к валкам, причем рабочим от невыносимого жара приходилось часто переменяться между собой, несмотря на то, что все они были одеты с головы до ног в парусину, напитанную водой. После попеременной прокатки пакета взад и вперед, длившейся четверть часа, была получена удовлетворительная броневая плита толщиной в 15 дюймов. Эта громадная операция, кончившаяся так удачно, потребовала 200 человек рабочей силы…»

А теперь? Современный прокатный цех — самый механизированный и автоматизированный участок на заводе. И пришедшего впервые на металлургический завод больше всего поражает прокатка. Да и не только новичка завораживает работа прокатных механизмов. Каждый раз, попадая в прокатный цех, и бывалый металлург засмотрится на точную работу механизмов, которой руководит оператор за пультом управления. Огромный раскаленный слиток вылетает из валков и бежит по рольгангу, но ролики рольганга уже сменили направление вращения, и слиток мчится обратно в валки. В промежутках между проходами слитка линейки манипулятора устанавливают его перед тем или иным калибром и кантуют его — переворачивают с боку на бок, чтобы более равномерно проходило обжатие металла. Человек теперь не прикасается к раскаленному металлу; это за него делают механизмы. Так исчезла еще одна тяжелая профессия.

В старых доменных цехах самой тяжелой профессией была работа каталя. Сейчас даже металлургам, особенно молодым, надо объяснять, что это за профессия.

Доменная печь, хотя и небольшая по сравнению с современными гигантами, потребляет много угля, руды, известняка. Подать все эти материалы в печь входило раньше в обязанности каталя.

Это была одна из самых распространенных на старом металлургическом заводе профессий. Изо дня в день тащил он свою «козу» на колошник доменной печи, обливаясь потом, задыхаясь от чада, выбиваясь из сил. Сколько их становилось инвалидами, не способными к работе… Известный доменщик И.Г.Коробов рассказывал о работе каталя на Макеевском заводе, принадлежащем французскому акционерному обществу:

«На работу каталями брали только сильных и выносливых. Не каждый может в течение смены нагрузить на „козы“, перевезти и разгрузить около 2 000 пудов железной руды… За 12 и более часов работы на заводе платили 70 — 80 копеек — по копейке за „козу“, а на каждую „козу“ грузили ни мало, ни много 25 — 30 пудов руды. Двор был весь в рытвинах, повороты узкие, колеи разбиты…»

Теперь на доменные печи подают материалы скипами — подъемными саморазгружающимися приспособлениями. На новейших доменных печах для этого используется даже транспортерная подача сыпучих материалов, например на Череповецком металлургическом заводе.

Загрузку мартеновских печей раньше производили тоже вручную — до революции на русских заводах не было завалочных машин. Все сыпучие материалы — руду, известняк кидали в печь обычными лопатами. А для загрузки тяжелого металлического лома держали специальных рабочих-силачей. Они забрасывали куски лома на огромную лопату с длинной рукояткой, висевшую на цепи. Иногда груз весил 40 — 60 пудов, почти тонну. Несколько рабочих-садчиков налегали на ручку груженой лопаты и под «Дубинушку» толкали ее в печь и потом переворачивали груду лома. А теперь в мартеновском цехе эту работу выполняет сильная машина, бегающая по цеху по железнодорожной колее шириной в 8 224 мм. Такая завалочная машина может подать в один прием более 10 т лома!

Так, на примере этих четырех исчезнувших профессий — пудлинговщика, кантовщика, каталя и садчика можно представить наглядно изменения, внесенные техническим прогрессом в металлургическое производство.

<< Предыдущая страница << || Оглавление || >> Читать дальше >>

Использована публикация: Мезенин Н.А. Занимательно о железе. М. «Металлургия», 1972. 200 с. стр. 63 — 67.

К началу страницы

Web-сайт «Термист» (termist.com) Термомеханическое упрочнение арматурного проката

Отсутствие ссылки на использованный материал является нарушением заповеди «Не укради»

Редактор сайта: Гунькин И.А. (termist.com@gmail.com)

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть