Становление профессии

Хотя «звукозапись была известна еще со времен Эдисона, т.е. с конца XIX века. Развивалась и совершенствовалась она постепенно. Но долгое время, едва ли не до начала 30-х годов ХХ века из-за сравнительно убогих технических средств в задачу процесса звукозаписи входила лишь фиксация записи на носителе (будь то граммофонная пластинка или кинопленка) звукового сигнала в том виде, в котором он поступал от микрофона непосредственно на звукозаписывающий аппарат. И ни о какой режиссуре звука, ни о чем том, что мы впоследствии стали называть «обработкой» звукового сигнала, разговора тогда и не велось. А такого слова, как звуковой монтаж, в студиях грамзаписи и радиовещания того времени и вовсе не знали. Да и в производстве кинофильмов мирились с тем, что как спел певец или как сыграл пианист — так и записалось на пленку. В крайнем случае, если исполнитель ошибся, отснятый вариант приходилось просто полностью выбрасывать в корзину и записывать новый дубль, надеясь, что он будет более удачным.

В то время для осуществления процесса звукозаписи было достаточно участия, с одной стороны, исполнителей в студии, а с другой — звукоинженера или оператора, умеющего установить и подключить микрофоны к звукозаписывающему аппарату. Режиссировать звук, приспосабливая его к условиям многократного прослушивания в домашних условиях, как это делается теперь, иногда даже в процессе самого исполнения, тогда практически никто и не пытался.

Это пришло позже, с новым поколением звукотехнической аппаратуры. В частности, когда микрофоны стали более совершенными, а в студиях появились первые микшерные пульты с устройствами для регулировок звукового сигнала, создания спец-эффектов и с системами качественного контроля, тогда и появились впервые широкие технологические возможности творчески подходить к процессу звукозаписи, добиваясь и от исполнителя и от аппаратуры самого лучшего качества звучания.

Для такой работы квалификации чистых «технарей» — звукооператоров и инженеров — стало уже недостаточно.

Появилась потребность в новых специалистах, которые обладали бы знаниями как в области музыкальной, так и в технической, то есть специалистов, подготовленных и теоретически и практически к совершенно новому виду работы — режиссуре звука.

Такие специалисты за границей уже существовали. Например, в Германии они назывались Tonmeister.

Благоговейно относились в те времена актеры, да и не только актеры, а все участники съемок, к процессу звукозаписи, к этому «чуду» синхронного звучания, ко всему новому, что принесла с собой в павильоны студий техника и технология звукового кино. Актеры драматических в музыкальных театров, приглашаемые в кино, только начали постигать тайны нового искусства, его специфику и своеобразие. Они знакомились с особым, «звуковым» режимом

синхронной съемки и магическими свойствами монтажных совмещений звукозрительного ряда. Привыкали к «коварству и колдовской силе» микрофона и всей звукозаписывающей техники, которая на первых порах неизменно вызывала чувство настороженности и даже страха.

Микрофон оставлял актеров постоянно быть в напряжении, контролировать звучание своего голоса. Свойство микрофона «остро реагировать на побочные, так называемые вредные звучания — шорохи одежды, скрип обуви, шуршание переворачиваемых страниц, хруст сминаемой бумаги и пр.- на первых порах выводило многих исполнителей из равновесия. Необходимость по-новому

вести себя перед аппаратом и микрофоном, повышенная требовательность к четкому звучанию слова, владению голосом приводила в трепет не только молодых исполнителей, но и опытнейших актеров. Необходимость соблюдения особого, „звукового“ режима — тишины во время съемки —- была непривычной и неудобной не только для актеров, во и для всех остальных участников процесса.

У нас в стране специалисты с позаимствованным у немцев названием „тонмейстер“ появились впервые в середине 30-х годов прошлого века в Москве в студии Всесоюзного радиокомитета. Именовалась тогда эта студия „фабрикой звукозаписи“. Своего помещения она не имела и располагалась в арендованном ею зале Дома ученых на Кропоткинской улице (ныне эта улица вновь получила свое исконное имя Пречистенка). Тонмейстеры были как бы предтечей появившихся несколько позже специалистов с новым, уже чисто русским наименованием „звукорежиссеры“.

Их было тогда всего несколько человек.»- пишет Б.Меерзон «Из истории российской звукозаписи».

Развитие технологии звукозаписи в 20…30 годы привело к становлению профессии звукорежиссера в России. Значительную роль в этом процессе сыграл звуковой кинематограф. В ноябре 1918 года создается первая советская киностудия в Петрограде, получившая название «Ленфильм», а позднее, в 1924 году, в Москве — «Мосфильм». «В конце 20-х — начале 30-х годов сложилась ленинградская школа звукового оформления фильмов, в создании которых большую роль сыграли первые ленфильмовские звукооператоры И. Волк и И. Дмитриев.

«Освоение звука на киностудии „Ленфильм“ шло в плодотворном сотрудничестве с Центральной лабораторией проводной связи, руководимой А. Ф. Шориным. А в Москве освоением звука в кино занималась группа научных сотрудников Физического института под руководством П. Г. Тагера. Эти группы ученых почти одновременно в конце 20-х годов создали первые в России приборы записи звука на кинопленку оптическим способом. Они позволяли с помощью разных (по типу действия) световых модуляторов осуществить продольную запись звука (по системе Тагера) и поперечную запись звука (по системе Шорина).

Первой звуковой картиной, снятой по системе Шорина в 1930 году, была концертная программа, где демонстрировалась возможность воспроизводить звук музыкальных инструментов, показанных на экране. Ленинградские звукооператоры И. Волк и А. Москвин, усовершенствовав первый аппарат Шорина, создали свой аппарат МВ-2 — лучший в то время в стране. На нем был записан звук фильма „Встречный“ (1932) и других фильмов киностудии „Ленфильм“. На „Мосфильме“ в 1931 году на звукозаписывающей аппаратуре системы Тагера была снята одна из первых звуковых картин, знаменитая „Путевка в жизнь“.»

«Энтузиасты, работавшие над первыми звуковыми картинами, бесконечно экспериментировали, отыскивая новые формы и средства осуществления звукового решения эпизода, кадра. Пионеры звука — звукооператоры Е. Нестеров, И. Тимарцев, А. Шаргородский, И. Волк, В. Лещев, В. Попов и другие —— действовали решительно, совмещая в одном лице функции и творческие и технические. Они дерзали преодолевая трудности, осваивали новую технику и постепенно совершенствовали свое мастерство.»- уверждала Воскресенская М.Н. «Звуковое решение фильма».

Итак, «приход звука в кино повлек за собой пересмотр творческих приемов, принципов построений художественных образов, привел к переосмыслению всей системы выразительных средств. Требовала пересмотра многие устоявшиеся принципы профессионального мастерства. Возникали новые звукозрительные формы творческого мышления.

В звуковом кино значительно расширился выбор выразительных средств, теперь с их помощью достигается объемное построение образов, раскрытие жизненных явлений, своеобразие мироощущении. Стал осуществим художественный прием, как внутренний монолог.

Особое эстетическое обновление киноискусства вызвало включение в ткань фильма речи. Реплики, диалоги, закадровый голос и другие формы звучащей речи способствуют созданию глубоких, живых разносторонних характеров.

Музыка перестает быть иллюстративным сопровождением и становится одним из главных художественных средств, превращается в мощный выразительный элемент.

Композиция, монтаж, смена планов из главных стилистических приемов становятся вспомогательными средствами формирования звукозрительных образов.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть