Профессия скульптор

Я бы сказал, что скульптура в восемь раз более великое искусство, чем все остальные виды изобразительного искусства, потому что у статуи восемь видов, и все они должны быть равно хороши. Бенвенуто Челлини

Молодому скульптору было доверено увековечить на Аллее Славы города Моздока образы моздокчан — Героев России. В Беслане был открыт памятник Герою России Зауру Джибилову работы И. Хаева. Ибрагим также изготавливает мемориальные доски для городов и районных центров республики. Так, мемориальную доску народной артистке России Долорес Билаоновой и народному художнику Северной Осетии Владимиру Хаеву, открытие которой состоялось в рамках мероприятий, посвящённых 80-летию выдающейся осетинской оперной певицы, сделал их сын — Ибрагим Хаев. Он же — автор мемориальной доски, установленной на доме по ул. Маяковского, где в 20-х годах прошлого века жил российский писатель Михаил Булгаков.

В Болгарии на Аллее писателей установили бюст Коста Хетагурова. Автор памятника — также скульптор Ибрагим Хаев. В бронзе он показал благородный образ горца, который уже полюбили в Болгарии. В единственном во всем мире культурно-историческом комплексе «Двор кириллицы», среди памятников Кириллу и Мефодию, в дальнейшем будут увековечены имена 80 деятелей культуры, представляющих различные народы и религии, которые создавали свои произведения на кириллице. Под каждым постаментом оставят горсть родной земли писателя«.

«Нардисты» — одна из любимых композиций как самого Ибрагима, так и многих владикавказцев, особенно старшего поколения: двое бронзовых мужчин с удовольствием играют в самую, пожалуй, популярную кавказскую игру, которая любима многими в многонациональном Владикавказе. Сам автор скульптуры говорит: «Вплоть до 1980-х годов в „осетинской слободке“ собирались бывшие фронтовики, пенсионеры и играли в нарды. За этим наблюдали многочисленные болельщики, порой приходившие просто пообщаться и отдохнуть. Я застал отдельных представителей того поколения. Они носили хромовые сапоги, галифе, папахи, кавказские кепки… Это были люди разных национальностей. Вокруг них всегда царила дружеская атмосфера». Ещё одна работа Хаева — мальчик, выпрыгивающий из воды с автомобильной камерой, — была установлена на берегу Терека. Те из ребят, кто выросли во Владикавказе, так или иначе участвовали в подобных приключениях: гурьбой и поодиночке сплавлялись вниз по Тереку на автомобильных камерах, а потом на трамвае снова поднимались вверх, чтобы ещё и ещё раз повторить свой рискованный трюк. Поэтому скульптура этого мальчик будет всегда напоминать о советских 50-х и 60-х годах, когда купание в Тереке на автомобильной камере было любимым развлечением местных мальчишек.

Привлекателен и импозантный Городовой с пышными усами, стоящий в центре проспекта Мира и внимательно наблюдающий за порядком в городе — нет, наверное, ни одного горожанина и туриста, кто не запечатлел бы себя рядом с этим памятником.

Собравшимся были показаны видеоролики, подготовленные журналистом Златой Тебиевой, в которых мы увидели готовые работы Ибрагима и эскизы будущих памятников, его мастерскую, отзывы о нём его преподавателей (известных скульпторов М. Дзбоева, А. Кучиева) и друзей (директора ВХУ им. А. Джанаева Ф. Фидарова). Прозвучал и экпромт от народного поэта Осетии Ирины Гуржибековой, в котором были такие строчки: «Пусть воля отца и мелодии Доли пребудут с тобой навсегда, Ибрагим».

Завершился вечер стихотворением Асланбека Пагиева «Путь Пигмалиона», которое он посвятил Ибрагиму Хаеву, в исполнении сотрудника абонемента Германа Кулаева. И — традиционной общей фотографией на память.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть