Профессия шахтёр

С операторского пульта

Стоит на высоком берегу реки Томь в Кемерове скульп­тура «Коногон» (скульптор Павел Барков

, архитектор Георгий Гайфулин) — памятник шахтёрской профессии, которой больше нет. Рубин был последним конём, которого вывели из кузбасской шахты 3 декабря 1972 года.

«Если сегодня соблюдать все правила безопасности, травму получить в шахте невозможно, — говорит технический директор СУЭК-Кузбасс Анатолий Мешков. — Авария может случиться только по халатности сотрудника. На первом месте именно безопасность людей, объёмы добычи уже потом. Надо понимать, что чем современнее техника, тем она безопаснее».

СУЭК пришёл в Кузбасс в 2003-м, с тех пор и началась модернизация производства. Принадлежащее компании «подземное царство» полностью механизировано и даже компьютеризировано. Добывающее оборудование, подготавливающее, комплекс без­опасности — всё существенно модернизировано. И это, по словам Мешкова, сделано как раз для того, чтобы облегчить труд шахтёров.

Речь теперь идёт о безлюдной выемке угля. Соответствующим оборудованием прежде всего оснащают очистные забои на маломощных пластах, где шахтёрам приходится постоянно сгибаться. Придуманы механизмы, позволяющие управлять режущим пласт комбайном с операторского пульта, ходить по забою для этого необязательно.

Мало того, весь производст­венный процесс сегодня на огромных компьютерных экранах у диспетчеров — потеряться никто и ничто не сможет.

И не только о людях забота. Экология — тоже приоритет компании. «Всю Россию и пол-Европы проехали мы, изучая опыт очистки шахтных вод, — рассказывает главный эколог Елена Могилёва. — Из этих крупиц создали свою уникальную технологию очистки воды. На технологические нужды и в реку теперь идёт чистейшая вода. А для сохранения биоразнообразия рек мы закупаем и выпускаем в них мальков».

Краски неба

Тормоз нынче не в технике — с кадрами вопрос довольно сложный. Школа прежнего периода, когда человека готовят к разным этапам работы, постепенно устарела. Современной компании нужен человек одной профессии — оператор, который может управлять механизированной крепью и современным комбайном с пультов управления, который сегодня пойдёт на проходку, а завтра будет заниматься креплением выработки. Уровень подготовки сейчас требуется совсем другой, а учебные заведения таких специалистов пока не готовят.

Потому новые кадры СУЭК готовит сам — в Ленинске-Кузнецком он открыл большой современный учебный центр развития и подготовки персонала. Специалисты компании считают, что дотянуть до необходимого профессионального уровня нужно каждого: производство будет тогда работать более слаженно и уровень зарплат повысится.

Больше всего студентов интересовало, какие специалисты востребованы в отрасли.

Кроме того, в нескольких горных институтах открыты специализированные кафедры, студенты вузов и Ленинск-Кузнецкого горнотехнического техникума стажируются на технике центра компании.

И всё же рекордов и рекордсменов на шахтах хватает. «Качественно новые условия труда, а также наша собранность, умение всё правильно рассчитать, распланировать и любовь к работе своё дело делают, — говорит Герой Кузбасса, бригадир очистной бригады участка № 1 шахты им. Ялевского Евгений Косьмин. — Если человек хочет быть лучшим в своей профессии, ему такая возможность предоставлена. Наш последний рекорд — 1 567 000 тонн угля в месяц, но и это не предел. Азарт и слаженная команда — вот откуда мой адреналин, меня это заводит. А краски неба какие, когда выходишь наверх после смены! На контрасте всё ярче».

Красивые люди

И попробуйте шахтёра лишить его труда. Да, нелегко, порой замирает сердце, но они, эти парни с красиво почерневшими навек ресницами и внутренним светом, идут и идут в забой. Старожилы говорят: «Если ты сюда пришёл и тебе понравилось, больше уже отсюда не уйдёшь».

Красивые люди с огнём в груди. А другими здесь быть невозможно. Придёт новичок, бывалые его, как рентгеном, просветят — точно знают, кто останется, а кто не приживётся. Здесь ценятся братство, взаимовыручка, ответственность, надёжное плечо товарища, умение в экстремальной ситуации действовать быстро и эффективно. Это некий подземный оркестр, где все играют на струнах души. Таким людям доверить свою жизнь можно ­безоговорочно.

«Профессия наша элитная, — считает Герой Кузбасса Владимир Березовский. — Хоть трудная и опасная, но очень почётная и творческая. Шахтёр постоянно в поиске, каждый день может что-то найти, чего-то достичь».

Геннадий Кривошеин учился на агронома, но в 90-е профессия заработка не давала — решил попробовать себя на шахте. Физически работа была по нему — бывалый лыжник, кандидат в мастера спорта, — и ответственность за звено брать не боялся, в экстренных ситуациях был собран, решал проблему быстро и грамотно.

Сегодня Кривошеин — бригадир проходчиков, заслуженный шахтёр, отец пятерых детей — совершенно счаст­ливый человек.

«Молодым ребятам, которые хотят стать шахтёрами, — говорит он, — хочу пожелать терпения. Слушайте своих наставников, впитывайте всё, что они говорят, они люди опытные, подскажут правильно. И ещё держитесь коллектива — он ваша семья».

Женщин в забой не берут. В «подземелье» вхожи лишь дамы-маркшейдеры — специалисты по проведению пространственно-геометрических измерений. А вот на поверхности их предостаточно. «Главное, чтоб от души работалось, — говорит завпроизводством обогатительного модуля шахты „Талдинская-Западная 1“ Ольга Зузыкина. — Я точно знаю, что без своей работы, без этого процесса жить не могу».

Трудом таких людей, их любовью к делу и растапливается локомотив, везущий экономику региона вперёд.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть