Профессия сценарист

© Московская школа кино

27 февраля в Московской школе кино состоялся однодневный тренинг для сценаристов, который провели преподаватели МШК сценарист Юлия Лукшина и гештальт-терапевт, тренер Татьяна Салахиева-Талал. Мы побывали на занятии и подготовили его краткий конспект.

В начале занятия преподаватели рассказали о специфических качествах сценарной профессии.

Юлия Лукшина заметила: «В этой профессии важна внутренняя траектория, для каждого своя. Здесь нет твердо проложенных рельсов. Наше профессиональное поле достаточно расплывчато, в нем нет жестко проложенных коридоров, выверенных, отточенных шаблонов взаимодействия, которые наличествуют во многих других сферах деятельности: в чем имеется и свой кайф, и свои сложности. В такой ситуации важно быть внимательным к себе: вы становитесь собственным навигационным инструментом».

Татьяна Салахиева-Талал предупредила, что универсальные, общие инструменты целеполагания и самодисциплины в случае со сценаристами часто не работают: «Рано или поздно люди сталкиваются с более глубоким слоем личных проблем, которые саботируют методики успешной работы. От этого может наступить эффект демотивации».

© Московская школа кино

По словам Юлии Лукшиной, внутренние вызовы профессии можно соотнести с вызовами, которые переживают персонажи драматических произведений: «Путь героя — это в чем-то и путь сценариста».

Преподаватели определили следующие феномены сценарной профессии.

1. Поле неопределенности

Юлия Лукшина: «Неопределенность в нашей профессии — важная составляющая, которая имеет множество слоев. Это и финансовая неопределенность, и неопределенность с точки зрения наличия заказов и их количества, и неопределенность в плане их успешности. Наконец, на любом этапе сценарного проекта может случиться все что угодно».

По словам Татьяны Салахиевой-Талал, «если в большинстве других профессий есть своя система (определенные социальные лифты и лестницы, водоразделы, временные периоды, ясная карта), у сценаристов все иначе, у них нет внешнего „упорядочивателя“, поэтому им приходится воспитывать внутреннего».

© Московская школа кино

Юлия Лукшина отметила, что неопределенность во время учебы ощущается не так явно, но после выпуска учебная среда неизбежно распадается, поэтому молодому сценаристу важно поддерживать прежнюю или наращивать новую.

Юлия Лукшина также добавила, что существование в поле неопределенности вынуждает искать какие-то правила и образцы, поэтому российские сценаристы следят за тем, как работают голливудские коллеги: «Потому что там более старая среда, больше правил и гораздо больше формализованных аспектов».

2. Вакуум адекватной обратной связи

Татьяна Салахиева-Талал пояснила, что здесь идет речь об откликаемости среды, в которой работает сценарист: «В сценарной профессии она низкая. В школе студент всегда получает отклик на свою работу, и всегда можно ее с чем-то соотнести. Выйдя на рынок, молодой сценарист попадает в вакуум, в котором непонятно, кто и когда откликнется. И постоянно приходится самому отвечать на вопрос — хорошо ли ты пишешь. Если поле неопределенности вынуждает сценариста выращивать внутреннего „упорядочивателя“, то вакуум обратной связи — внутреннего редактора, „оценщика“».

3. Большая длительность отдельных проектов обусловливает и следующие связанные феномены — марафонность и неуправляемость

В этом пункте имеется в виду способность сценариста работать на длинном проекте. «Марафонность подразумевает монашеское сидение за компьютером, готовность принести в жертву работе социальную жизнь. При хорошем раскладе у вас будут соратники, союзники, конструктивные критики, при менее удачном — их не будет, — поясняет Юлия Лукшина. — В любом случае — главный вопрос — где брать „топливо“, которое позволит „ехать“ долго, не выдыхаться и не снижать качества и заинтересованности».

© Московская школа кино

4. Высокая степень автономии, изоляция, одиночество / Вектор принадлежности мало выражен

Татьяна Салахиева-Талал: «Сценарист — аутичная профессия: он в одиночестве, придумывает истории, его рабочий день проходит в изоляции один на один с компьютером. Это, в большинстве случаев, данность профессии. Но даже интроверты нуждаются в социальных контактах.

Очень хорошо совмещать разные полярности. У человека должно быть отдельное личное пространство, где он может провести время с самим собой. C другой стороны, выйдя из этой комнаты, он должен ощущать принадлежность к окружающему миру. И у сценаристов она слабо проявляется».

5. Слияние с профессией

Как отметили преподаватели, самоопределение «Я — сценарист» не заканчивается никогда: эта профессия имеет потенциал поглощать остальные сферы жизни. И в этом есть риск: если модель «я — сценарист» ведущая, то при неудачах человек думает, что он неуспешен и в других сферах жизни. Особенно внимательно, предупреждает Юлия Лукшина, надо отнестись к этому феномену тем, кто еще находится на стыке профессий: психологически сложно приспособиться тем, кто привык к устойчивому соотношению своей рабочей и личной жизни.

© Московская школа кино

6. Необходимость постоянной самоорганизации и самомотивации

Юлия Лукшина отметила, что ответственность за самоорганизацию полностью лежит на нас, это «крест» фриланса. Есть жизнь, есть работа, которые постоянно находятся в динамичном взаимодействии. Здесь важно знать себя — свои привычки, ритмы, темперамент, трудоспособность. Знать спринтер вы или марафонец, любитель авралов или вам нужен запас времени и т.д.

7. Ответственность

Татьяна Салахиева-Талал заметила: «Здесь тоже есть дихотомия: с одной стороны, на сценаристе лежит ответственность за свою работу, с другой — он не может повлиять на качество работы контрагентов. Поэтому он постоянно находится в процессе балансировки своего и чужого труда». Она предложила аналогию с метафорой «держать чистой свою сторону улицы»: когда человек постоянно убирает свой кусочек территории, а соседняя с ним, близкая, но чужая остается неубранной. Если вы будете сохранять чистой собственную территорию, рано или поздно и соседи начнут убирать свою «сторону улицы». Татьяна Салахиева-Талал предупреждает, что этого может и не случиться, но если вы добросовестно относитесь к собственным обязанностям, появляется возможность выстроить партнерское сотрудничество, пусть и в отдаленной перспективе.

9. Нарциссические качели

Татьяна Салахиева-Талал: «Нарциссические качели — свойственны не только нарциссическим людям, а творческим людям вообще, и обуславливается существованием в вакууме обратной связи. Когда человек получает регулярную и адекватную обратную связь, у него формируется устойчивая самооценка. При ее отсутствии человек „садится“ на нарциссические качели и может находиться в двух состояниях — „я — гений“ и „я — ничтожество“».

Вторая половина семинара полностью была посвящена исследованию и выработке путей решения, поиску ресурсов, опор и практических инструментов, позволяющих справляться с этими внутренними проблемами.

Участники работали в пяти рабочих группах, после чего представили результаты своей работы коллегам. В ходе совместного обсуждения родилось много ценных идей и предложений. В свою очередь, ведущие тоже поделились некоторыми полезными практическими инструментами.

© Московская школа кино

Например, сценаристу, который из-за повышенной самокритичности теряет энергию и мотивацию, Татьяна Салахиева-Талал рекомендует два упражнения:

1) «письмо самому себе»: в момент наивысшего эмоционального подъема, на пике мотивации и вдохновения необходимо написать письмо, адресованное себе, которое можно будет прочитать в момент эмоционального спада;

2) «овнешнение внутреннего ангела (мотиватора) и внутреннего дьявола (критика)»: отдельно выписать те слова, которыми сценарист себя мотивирует, описать плюсы своей профессии и отдельно  фразы, которыми сценарист себя останавливает в моменты неуверенности.

Что касается проблем существования сценариста в вакууме обратной связи, то они, по словам Татьяны Салахиевой-Талал, возникают, поскольку сценарист лишен «опорной модели компетенции», которая есть в большинстве других профессий — необходимых и достаточных качеств, которые должны быть у человека, чтобы он был успешен. Всё усугубляется наличием в отечественной культуре «мифа о таланте», по мнению Юлии Лукшиной: «У нас распространено мнение: если талант есть, вы годны, если таланта нет, то вы, пожалуйста, поменяйте профессию. Но существует другой подход, англо-саксонский, часто называемый компетентностным: главное не талант, который сам по себе, без развития и работы ничего не дает, а инструментарий и опыт, которые, на самом деле, и работают в профессиональной среде». Татьяна Салахиева-Талал предложила два инструмента для создания опорной модели успешности.

1. Создать универсальный чек-лист для своих историй — список тех параметров, по которым вас оценивают преподаватели (авторитетные люди).

© Московская школа кино

2. Нарисовать колесо баланса своих навыков для создания карты собственных компетенций. Для этого необходимо создать конкретный или собирательный образ сценариста, на которого вы хотите ориентироваться в плане ремесла. Затем расписать, какими именно профессиональными компетенциями обладает этот сценарист: например, у него блестящее чувство юмора, или он всегда придумывает парадоксальных героев, или он обладает желаемыми для вас личностными качествами. Каждую из компетенций нужно обозначить в виде сегмента одной окружности-«колеса». После этого необходимо поочередно в каждом обозначенном сегменте поставить себе балл по шкале от одного до десяти. Полученное «колесо» будет структурой ваших собственных компетенций, по которой можно проследить свои слабые зоны и работать над каждой из них поочередно.

В завершение воркшопа преподаватели обозначили, к чему желательно стремиться сценаристу, чтобы избежать подводных камней в профессии:

1) активной жизни вне профессии: хобби, друзья, интересы, семья, социальная активность — зоны, где можно комбинировать свою идентичность как сценариста, чтобы она не поглощала все зоны в жизни;

2) сохранять принадлежность профессиональному сообществу (молодым сценаристам лучше не терять друг друга после выпуска из учебного заведения) или создать свой круг единомышленников; искать учителй.

3) помнить о связи с ценностями и смыслами профессии (задавать себе вопросы, почему вы пришли в профессию и что она вам дает, причем ответы на них со временем могут меняться);

4) вкладывать в себя: постоянное обучение, повышение компетенции и квалификации, обмен опытом;

5) наращивать так называемые soft skills: навыки самоорганизации, тайм-менеджмента, коммуникации, презентации, переговоров и т.д. — всего того, что не относится к ремеслу напрямую, но тоже нужны.

6) развивать способность принимать поддержку;

7) при необходимости обращаться к психотерапии, коучингу, менторингу, внешним экспертам и адекватным критикам — то есть находить людей, на мнение которых можно опереться.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть