Профессия консультант телефона доверия

Телефон доверия — это шанс для каждого человека поделиться своими проблемами, не опасаясь осуждения или непонимания. А что за люди снимают трубку и выслушивают наши истории?
style_04_16_1


Все началось в 1906 году. Однажды американского священника по имени Гарри Уоррен разбудил телефонный звонок. «Пожалуйста, мы обязаны с вами встретиться!» — умолял человек на том конце провода. Священник предложил ему прийти с утра в церковь и поговорить там, но на следующий день узнал, что звонивший погиб, а он так и не успел ему помочь. Потрясенный Уоррен дал объявление в местной газете об открытии первого телефона доверия. И, соответственно, указал свой номер, чтобы люди могли к нему обратиться в любое время.

Сейчас телефон доверия — одна из самых распространенных в мире социальных услуг. Идея заключается в том, что любой человек может позвонить и получить помощь. Например, если у человека развивается депрессия и ему стыдно признаться об этом психологу или он боится, что его заставят пить таблетки (хотя это не так), то ему легче анонимно обратиться к специалисту, готовому выслушать, поддержать, что-то посоветовать.

Работа в службе доверия строится на трех принципах: толерантность — терпимость к любым взглядам позвонившего, вне зависимости от его вероисповедания, жизненных принципов и образа жизни; конфиденциальность — как и врачебную тайну, психологи не разглашают этот разговор и никогда не записывают его; анонимность — это означает, что позвонившего не просят назвать ни имя, ни возраст, ни род деятельности. Можно быть уверенной, что никто ни о чем не узнает. А еще важно то, что разговором управляет позвонивший: в любой момент общение можно прервать.

Для того чтобы трудиться в службе доверия, в большинстве случаев нужен диплом психолога, хотя студентов соответствующих факультетов тоже принимают. Также надо понимать, что это дело — не из простых, оно требует терпения и умения сопереживать другим людям, не осуждая их выбор и образ жизни.

style_04_16_2

Аня Рыкова — психолог с опытом работы в службе доверия — готова поделиться своими впечатлениями об этой профессии.

— Как ты решила стать психологом?

— Впервые о существовании такой науки, как психология, я узнала в десятом классе. У нас в школе при библиотеке был небольшой магазинчик, и там я купила свой первый тоненький учебничек, в котором было столько всего интересного. В этом же году у нас в школе появился первый штатный психолог. Иногда она проводила какие-то тесты или игры, и выглядело это настоящим волшебством. Сейчас, когда психология стала очень популярной наукой и в каждом журнале можно найти десятки тестов, статей, а в интернете получить полноценное высшее образование, сложно представить, что я лишь в подростковом возрасте впервые получила представление о том, что это за область знаний.

— Как ты выбрала, где учиться?

— В последних классах школы я сказала родителям, что хочу учиться на психолога, но папа абсолютно прагматично обрисовал мне картину: профессия эта меня не прокормит. Он настаивал, чтобы я получила юридическое образование. Так что в поисках компромисса я скорее выбрала институт, а не профессию. Я пошла учиться в академию госслужбы, чтобы стать менеджером по связям с общественностью.

— А что потом?

— Не могу сказать, что мое первое образование не удалось. Несколько лет я работала в крупной компании. Это был очень серьезный опыт, который помогает мне и сейчас. В мои обязанности, в частности, входили вопросы обучения и мотивации сотрудников. Кроме того, каждый из продуктов, которые продавала наша фирма, был нацелен на ту или иную аудиторию, и мы изучали, как реагируют разные люди, какие у них потребности. И на этом этапе я вспомнила про свою мечту о том, чтобы стать психологом. Мне не хватало базовых знаний. И я решила снова идти учиться. В моем родном городе было два вуза, где можно было получить образование заочно. Я выбрала тот, что ближе к дому. Все лето зубрила курс биологии и легко поступила.

— Учиться понравилось?

— К сожалению, поначалу не очень. Лекции были скучные, бессмысленные. Мы переписывали методички или слушали истории из жизни преподавателей. Возможно, мне просто не повезло, но нашей группе доставались самые замшелые или, наоборот, самые неопытные учителя. Сразу становилось понятно, что они не практикуют, а просто пересказывают книги. Но потом мне посчастливилось оказаться в соседнем Ростове-на-Дону. И я увидела, что местный университет живет абсолютно другой жизнью. В широком доступе — огромное число лекций, мастер-классов, открытых занятий. В общем, я забрала свои документы из прежнего вуза и перевелась в Южный федеральный университет. И переехала в этот город жить и работать.

— Что тебе запомнилось из студенческих лет?

— Они были похожи на сбывшуюся мечту. Нам читали лекции потрясающие преподаватели, по чьим учебникам я когда-то училась. Постоянно были практические занятия, семинары. Учеба проходила вечерами и по выходным. Очень много было людей, получающих образование для себя, чтобы лучше решать какие-то ситуации в семье, на работе, лучше понимать собственный характер. И, насколько я знаю, практически все получили то, за чем приходили. У нашего курса есть традиция собираться пару раз в год, и все рассказывают о своих успехах, проектах.

— Ты стала работать в службе телефонного доверия еще во время учебы?

— Да, я параллельно прошла конкурсный отбор на курс телефонного консультирования. Он был направлен на работу с широким кругом проблем и с людьми всех возрастов.

— Как ты занималась?

— Главным условием обучения была дисциплина. Мы не имели права пропустить ни единого занятия. Они проходили три-четыре раза в неделю. И с самого начала обучения у нас было очень много практики, когда мы разыгрывали звонки, выбирая самые сложные ситуации. На занятия к нам приходили опытные консультанты, которые рассказывали о реальных ситуациях. Во время обучения рассматривается весь спектр тем, с которыми человек может обратиться в службу телефона доверия: отношения в семье, влюбленность, сложности в учебе и на работе, потеря смысла жизни, горе, болезнь, одиночество. Особенно тщательно прорабатываются самые сложные проблемы: консультирование при попытках суицида или помощь людям, пережившим насилие. Обычно в анекдотах или каких-то карикатурах звонок на телефон доверия ассоциируют только с ситуацией суицида: «Вот сейчас я выпрыгну из окна…» На самом деле количество тем для обращений огромное.

— Есть, наверное, какие-то моменты, которые характерны только для работы на телефоне?

— Да, например, молчащие пациенты. Когда раздается звонок, а в трубке тишина. И ты начинаешь разговаривать с абонентом, подбирая слова и тембр голоса, чтобы оказать человеку поддержку. Можно говорить ободряющие слова, просто «быть рядом». Или рассказать о службе, о том, с какими вопросами к нам обращаются. Иногда человек кладет трубку, но, возможно, позже он перезвонит, поняв, что это безопасно. А иногда после пяти-семи минут такого одностороннего монолога ты слышишь в трубке голос. Или бывают детские звонки, когда школьники собираются у кого-то дома и на громкой связи начинают разыгрывать консультанта. Придумывать какие-то небылицы или кричать в трубку грубости. Важно и в этом случае найти с шутниками контакт и показать, что здесь могут помочь и никого не осуждают. Проходит несколько часов или дней, и эти школьники перезванивают уже со своими настоящими, волнующими их вопросами.

— А бывают какие-то узкоспециализированные службы?

— Конечно. Например, для людей, болеющих СПИДом, для женщин, переживших насилие. Но я работала в общегородской службе.

— Существуют ли у начинающих психологов какие-то руководители, которые могут им что-то подсказать?

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть