Новый закон об удаленной работе окончательная редакция

Российское трудовое законодательство оказалось не готово к массовому переводу работников на удаленный режим. Такой вердикт вынесли в пояснительной записке авторы нового закона об удаленной работе. К слову, среди его создателей — председатели Госдумы и Совета Федерации Вячеслав Володин и Валентина Матвиенко.

Теперь в стране уже не де-факто, а де-юре появятся три варианта работы «вне офиса»: дистанционная работа (когда человек работает так постоянно), временная дистанционная работа (на срок не более полугода) и комбинированная удаленная работа (когда «удаленка» чередуется с посещением офиса).

Учитывая сложившуюся ситуацию на фоне коронавирусной пандемии, инициатива кажется своевременной. По данным Минтруда, за год количество «удаленщиков» в стране выросло в 116 раз — с 30 тысяч в 2019 году до 3,5 миллиона в ноябре 2020 года. Впрочем, столь взрывная динамика объясняется не только влиянием COVID-19. До сих пор власти просто не слишком хорошо мониторили рынок удаленной работы. Сейчас же он оказался в центре внимания хотя бы потому, что в надежде вписаться в программы господдержки или под угрозой штрафа работодатели стали регулярно информировать надзорные ведомства о количестве сотрудников, переведенных на «домашний режим».

К счастью, в отличие от трудового законодательства бизнес оказался вполне готов к «удаленке», конечно, в тех областях, где это в принципе возможно. Большинство ответственных работодателей решили вопрос с переводом людей на дистанционный формат задолго до появления соответствующего законопроекта. Так, еще в марте пионерами «удаленки» стали Mail.ru, «Яндекс», «Ситимобил», «Макдоналдс», «Лаборатория Касперского», «Норникель», «Уралхим», Aviasales, «Тинькофф» и другие компании. Мы в Webbankir тоже оперативно перевели сотрудников на «удаленку».

В большинстве случаев новые взаимоотношения между работником и компанией регламентируются дополнительными соглашениями к трудовому договору. В них содержатся исчерпывающие сведения о правах и обязанностях сторон. Например, указаны допустимые каналы связи, начало и конец рабочего дня, прописано, каким образом сотрудник должен отчитываться о проделанной работе. Может даже фиксироваться адрес его местонахождения, если компания полагает, что отъезд человека в другой город или страну негативно скажется на его эффективности.

Учитывая, что закон обратной силы не имеет, текущие трудовые взаимоотношения будут по-прежнему регулироваться действующими допсоглашениями, а вот перезаключать их придется уже с оглядкой на новые правовые реалии. Так что же изменится с 1 января 2021 года? И на что стоит обратить внимание сотрудникам и работодателям?

Закон четко оговаривает, что для перевода на «удаленку» необходимо согласие сотрудника. Исключения составляют случаи катастроф, аварий и других ЧС. Интересно, что так называемые нерабочие дни, объявленные президентом весной 2020 года, ЧС не являлись. А значит, если представить, что подобная ситуация повторится в будущем, работодателям и сотрудникам придется снова вступать на почву переговоров — закон им в этом не поможет.

Из того, что может порадовать в новом законе работника: если перевод на «удаленку» временный, работодатель обязан предоставить необходимое оборудование или компенсировать расходы на него. При этом время простоя будет считаться не зависящим от сторон договора и оплачивается по нормам Трудового кодекса. Если специфика деятельности сотрудника вообще не позволяет выполнять работу удаленно, во время простоя ему нужно выплачивать не менее двух третей должностного оклада. Работа за пределами обозначенного в договоре расписания оплачивается как сверхурочная: первые два часа — в полуторном, а далее — в двукратном размере. Работодатель также не вправе снижать зарплату за перевод на дистанционную работу.

Однако сказать, что новый закон всецело на стороне работника, нельзя. У работодателя по-прежнему остаются мощные рычаги влияния на персонал. Во-первых, в окончательной редакции из закона исчезла формулировка о «праве на офлайн», то есть времени, когда сотрудник может не отвечать на звонки и пропадать из доступа. Во-вторых, работодатель вправе расторгнуть трудовой договор, если подчиненный не выходит на связь более двух рабочих дней. И это, пожалуй, наиболее спорный момент во всем законе, поскольку открывает большой простор для манипуляций. Например, если от работника хотят избавиться, его могут перевести на дистанционный режим, затем отключить почту или корпоративный телефон и, наконец, выждав положенные по закону пару дней, заявить, что он уволен, поскольку не выходил на связь.

Не совсем ясно и то, как будут оцениваться те самые переработки, за которые необходимо платить в полуторном, а то и двукратном размере. Сколько компания должна доплатить за звонок шефа подчиненному после 18 часов? Или если клиент вдруг начнет поздно вечером писать в мессенджер? Подобные переработки редко учитываются даже при традиционной организации работы, если только трудовой договор изначально не предполагает ненормированный рабочий график, который дает определенные преференции, например дополнительные три дня к отпуску.

Конечно, можно представить ситуацию, при которой находящийся на «удаленке» сотрудник скрупулезно фиксирует все переработки, чтобы по итогам месяца выставить работодателю кругленький счет. Однако вряд ли подобная педантичность останется безнаказанной: шансы на то, что с таким подходом человек и дальше останется в команде, очень невелики. Иными словами, буква закона может сильно расходиться с действительностью.

В конечном счете отношения между работником и работодателем определяются законами экономики, то есть балансом спроса и предложения. На фоне общего снижения экономических показателей (по данным Минэкономразвития, за девять месяцев 2020 года российский ВВП сократился на 3,6%) сейчас мы явно видим рынок работодателя. К слову, по данным недавнего исследования Visa, 38% компаний не собираются возвращать сотрудников в офисы в обозримом будущем, а 24% заявили, что в ближайшие полгода намерены уменьшить фонд оплаты труда, то есть либо сократить персонал, либо урезать зарплаты. И новый закон их не удержит.

Больше текстов о политике, экономике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект „Сноб“ — Общество». Присоединяйтесь

«Пандемия новой коронавирусной инфекции привела к масштабному распространению дистанционной работы, — напомнил журналистам в связи с принятием проекта Вячеслав Володин. — Одновременно, эта ситуация выявила законодательные пробелы. В том числе, в части форм занятости, определения рабочего времени и времени отдыха».

Поэтому и был внесен законопроект об «удаленке», авторами которого стали депутаты и сенаторы во главе с председателями обеих палат российского парламента. В случае окончательного принятия закон вступит в силу 1 января 2021 года. И, чтобы документ с этой даты заработал эффективно, перед решающим чтением парламентарии подробно обсудили новые правила с кабмином, работодателями, профсоюзами и экспертами. Учесть мнения всех заинтересованных сторон было важно, ведь новый закон затронет миллионы граждан, подчеркнул глава нижней палаты.

Одна из главных норм обновленного законопроекта — вводятся дополнительные гарантии по оплате труда. А именно, выполнение работником своих обязанностей удаленно не может быть основанием для снижения ему заработной платы.

Отдельно в поправках оговорены случаи, когда работодатель сможет перевести свой штат на дистанционную работу без его согласия — локальным нормативным актом. Это природные и техногенные катастрофы, аварии, несчастные случаи на производстве, пожары, наводнения, землетрясения, эпидемии, эпизоотии. Еще одно основание для отправки штата на дистанционную занятость — решение об объявлении чрезвычайной ситуации со стороны органов госвласти и местного самоуправления.

Учли авторы принятых поправок и тот факт, что не всех сотрудников реально перевести на «удаленку». В этом случае временное прекращение работы будет расцениваться как простой по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон. Андрей Исаев пояснил, что в это время работники будут получать две трети тарифной ставки, как полагается по статье 157 ТК РФ. «При этом коллективным договором, соглашением, локальным нормативным актом может быть предусмотрена и более высокая оплата», — заявил парламентарий.

Также новая редакция законопроекта об «удаленке» предусматривает оплату командировок дистанционным работникам. Еще один нюанс — работодатель сможет уволить сотрудника, если тот в течение двух рабочих дней без уважительной причины не выходит на связь.

Заключение и расторжение трудового договора, а также подписание соглашения о материальной ответственности работников — все это будет заверяться электронной цифровой подписью. А о формате подтверждения подлинности основных документов можно будет договориться с работодателем.

В третьем чтении Госдума собирается рассмотреть проект безотлагательно — на заседании 26 ноября. Затем новый закон оперативно поступит в Совфед.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть