Кто такие конвоиры

Соловки, палачи Соловков, чекисты в концлагере

«Вы узнаете, что ночью ехали через Ярославль, и, значит, первая пересылка на пути — Вологодская. И обязательно найдутся в купе знатоки, кто мрачно просмакует мрачную присказку: «вОлОгОдский кОнвОй шутить не любит!» (Александр Солженицын.

«Архипелаг ГУЛАГ») Вагон столыпинский, Кругом решёточки, Конвой из Вологды — Не до чечёточки! Из песни группы «Лесоповал»

Вологодский конвой шутить не любит

В арестантском мире вологодский конвой считается самым безжалостным. Поговорку обычно сообщают, подражая вологодскому говору, с ударением на «о». Эта поговорка родилось в середине 20-х годов, когда этапы заключённых гнали в Соловки. От Вологды их сопровождал конвой чекистов, отличавшийся звериной жестокостью и часто применявший оружие. Убийство зэков при конвоировании в Соловки было достаточно обыденным делом, тем не менее «вологодский» конвой резко выделялся среди остальной ВОХРы. С тех пор слово «вологодский» определяет строгого конвоира.

Нобелевский лауреато вологодской страже

«Вспоминаю невыпитые бутылки, вологодскую стражу, Кресты, Бутырки… (Иосиф Бродский. «Речь о пролитом молоке»)

• Иосиф Бродский о вологодском конвое. Антология соловецкой поэзии.

• Другие соловецкие пословицы и поговорки. • Словарик соловецких блатных и жаргонных слов.

Соловецкий конвоир расстрелял эсеров

Отдел 3. Статья 195.

Лица, против которых имеет быть употреблено оружие, о начале действия им предупреждаются в пределах возможности… «Положение о Соловецких лагерях особого назначения ОГПУ». 2.10.1924 г.

«Качоровский был студентом, когда началась первая мировая война, попал под мобилизацию. Как человек с образованием, он был произведен в офицеры, и в этом звании его застала революция. Он был сразу захвачен ее волной и тут же примкнул к самой в те дни популярной партии — стал эсером. После раскола остался с теми, кто возглавлял ее ЦК, — с правыми. Вряд ли он особенно хорошо разбирался в политических течениях и оттенках, но хранил верность тем, кому поверил сначала и разделил их судьбу. В двадцать третьем году, отбывая трехлетний срок заключения в Соловецком изоляторе, Качоровский стал жертвой разыгравшейся там трагедии. Вместе со своей женой Лидой Котовой, ее братом Ваней, Наташей Бауман и еще тремя товарищами, имен которых не помню, он был убит конвойным с вышки за неподчинение приказу закончить прогулку. Этот приказ представлял собой одно из звеньев общей системы «завинчивания», которая должна была сменить период тюремного либерализма — относительной свободы внутреннего распорядка, и заключенные решили объявить войну подобному «новшеству».

Бабина-Невская Берта (1886-1983)

Однако история эта получила широкую огласку среди зарубежных социалистических партий, с которыми тогда еще все же стремились считаться. Было назначено расследование, кое-кого сняли, кое-кто (из «стрелочников») получил наказание… Английские лейбористы, стоявшие в то время у власти, послали к нам делегацию, которая выразила желание проехать на Соловки. Но им объяснили, что зимой в те места попасть невозможно, так как замерзшее море не судоходно. Самолеты в те годы туда не летали. Члены делегации выразили удивление по поводу того, что в социалистическом государстве социалистов, хотя бы и иного толка, держат в таких условиях, там, куда большую часть года невозможно добраться.

После этого Соловецкий изолятор был ликвидирован, заключенных перевезли в другие тюрьмы — Суздальскую (опять монастырь) и Верхне-Уральскую. Замечу, между прочим, что лучше им там не стало; те же колебания режима, протесты, голодовки, карцеры и даже избиения… Соловецкий же изолятор снова возродился при Сталине. Лишь в 1939 году он окончил свое существование… (Бабина-Невская Берта. Первая тюрьма (февраль 1922 года). Биогр. справка и примеч. Н.М. Пирумовой. В кн.: Доднесь тяготеет. Вып. 1. Записки вашей современницы. Сост. С.С. Виленский. М.: Сов. писатель, С.132-148. 1989)

Поделиться в социальных сетях

Конвоир и соловецкие «мамки»

«Вспомнил такой случай. В 1929 году на Соловецком острове работал я на сельхозлагпункте. И вот однажды гнали мимо нас мамок. Так на Соловках называли женщин, которые рожали там ребенка. В пути одна из мамок незамогла, а так как время было к вечеру, конвой решил заночевать на нашем лагпункте. Поместили этих мамок в бане. Постели никакой не дали. На этих женщин и их детей страшно было смотреть; худые, в изодранной грязной одежде, по всему видать голодные…

…Григорий принес молода. Женщины поили им своих малышей. Сердечно благодарили они нас за молоко и хлеб. Конвоиру мы отдали две пачки махорки за то, что позволил нам сделать доброе дело. Потом мы узнали, что эти женщины и их дети, которых увезли на остров Анзер, все там погибли. Каким же извергом нужно быть, чтобы творить этот произвол. Мне один такой конвоир так сказал: «Мы не должны жалеть контру. Они хотели свергнуть Советскую власть». Я ему говорю: «Но ведь расстреливают и ссылают в лагеря тех, кто завоевал Советскую власть. Их сразу после революции начали потихоньку прибирать к рукам». «То, — говорит, — ты не равняй. Это они примкнули к большевикам, потому что у них не было другого выхода. Вот их и разоблачают. Мы только тогда сможем вести войну с кем-либо, когда расстреляем пол-России. Столько завелось врагов на матушке Руси».

— Вот, гад, — говорю ему. И кто же это тебе внушил такую чушь? Это, говорит, секретарь комсомола на политзанятии нам так объяснял. Вот как готовили молодежь для той бойни, которая началась в 1937 году. Десятки миллионов были репрессированы. Кого расстреляли, кого осудили на десять лет, кого отправили в ссылку. (Зинковщук Андрей. Узники Соловецких лагерей. Челябинск. Газета. 1993. 47 с.)

Павел Флоренский:конвой в Соловки — грабеж и голод

«…16 авг. выехал из Рухлово, с 17 по 1 сент. сидел в изоляторе в Свободном, с 1 по 12 ехал со спец. конвоем на Медвежью гору, с 12 сент. по 12 октября сидел в изоляторе на Медв. горе, а 13 приехал в Кемь, где нахожусь сейчас. По приезде был ограблен в лагере при вооруж. нападении и сидел под тремя топорами, но как видишь спасся, хотя лишился вещей и денег; впрочем часть вещей найдена. Все это время голодал и холодал. Вообще было гораздо тяжелее и хуже, чем мог себе представить…

С 17 авг. по 1 сент. в Свободном, с 1 по 12 дорога до Медвежьей горы, с 12 сент. по 12 окт. на Медвежьей горе, 12-го окт. переезд до Кеми, с 12-го окт. по 20 окт. в Кеми, с 20 по 23 на Морсплаве (б. Попова гора), 23-го переезд по Белому морю и приезд на Соловки. По дороге морем сильно укачало несмотря на краткость времени переезда.Сегодня, после различных проволочек, наконец, попал в Соловецкий кремль. Не знаю, что писать тебе. Первые впечатления очень тяжелые, отчасти вероятно от дорожной усталости, качки, неопределенности и неустройства.» (Павел Флоренский. Письма с Дальнего Востока и Соловков / Сост. и общ. ред. игумена Андроника (А.С. Трубачева), П.В. Флоренского, М.С. Трубачевой. — М.: Мысль, 1998.).

Поделиться в социальных сетях

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть