Как стать каскадером

«Вы знаете, что эта профессия мужская?» — На «Мосфильме» с ней просто не хотели разговаривать.

Только благодаря упорству и огромному желанию «трюковать» Варвара Никитина стала одной из первых женщин-каскадёров. Сегодня она вице-президент Гильдии каскадёров России, правая рука легендарного Александра Иншакова. Часто сама ставит трюки. Хотя больше любит исполнять: «Как каскадёр я спокойна, а как постановщик „пере­волновываюсь“, зная, чем тот или иной трюк чреват».

«Давай тебя машина собьёт»

Девять лет Варя занималась художественной гимнастикой. Каждый день по четыре тренировки. Всё лето сборы. «В 6.30 утра — удар палкой в окно: за минуту надо одеться и бежать 5 км. Помню, день рождения, мне исполняется 10 лет. Проснулась и думаю: может, сегодня разрешат не бежать? А тренер повесил на шею колокольчик: „У Вари сегодня день рождения, мы будем слышать, как она бежит“. Я была скромная, но частенько куда-то залезала, спрыгивала. Меня стали звать Варькой-каскадёром. Тогда и задумалась о профессии».

Однако учиться на каскадёра было негде. Варя продолжала крутить обруч и подбрасывать булавы. Но, став мастером спорта, тут же бросила гимнастику. «Последние два года в школе полюбила точные науки и отправилась поступать на геофак МГУ. Дважды пыталась, но поняла, что много блатных. Села в троллейбус и вышла у первого попавшегося вуза. Это был Горный институт. Факультет выбрала за название — маркшейдерский».

Но в том же году Варвара увидела объявление о наборе в школу каскадёров. Прилетела на крыльях. А с ней ещё добрая тысяча желающих. Она перевелась на вечернее, устроилась в отдел писем журнала «Человек и закон» и стала учиться падать с высоты, стрелять, драться. Вскоре Андрей Ростоцкий задумал снимать «Зверобоя». На роль ирокезки нужна была брюнетка с раскосыми глазами. Он увидел, как девушки в бассейне летают с вышки, и из тысячи выбрал трёх. В том числе Никитину.

«Мне было 19 лет. Кино опьяни­ло. Меня спрашивали: „С дерева упасть можешь?“ — „Могу“. — „А это?“ — „И это могу…“ Боялась чего-то не суметь. Других страхов не было. Раньше-то всех дублировали мужчины. Помните „Место встречи…“? Женщину-милиционера сбивает машина, она падает, катится, и хорошо видно, что это мужская фигура».

После «Зверобоя» Варвару стали приглашать в другие фильмы: «Давай тебя машина собьёт… тут мы тебя скинем… а здесь стекло пробьёшь…» Она ничего не умела, но безумно хотела работать.

«Как говорит Александр Иншаков, каскадёром можно стать только на съёмочной площадке. Мы же дублёры: нельзя показать лицо, если падаешь и катишься, — должен помнить, где камера. Иные актрисы хвастают, что сами выполняют трюки, но я-то помню, кого дублировала. Прекрасны в нашем деле Катя Вилкова, Лиза Боярская. И муж Лизы — Максим Матвеев — такой. Из мужчин ещё можно назвать Игоря Петренко, Анатолия Белого, из „старой гвардии“ — Михаила Боярского».

Когда её пригласили в Ассоциацию каскадёров, созданную Иншаковым, и положили перед ней членский билет, после «Зверобоя» уже прошло лет десять. «И всё это время я была „никем“. Сейчас уже на пенсию ушла бы…»

В чём сила, сестра?

Кино подарило Варваре и встречу с мужем. Алексей тоже каскадёр, один из лучших постановщиков трюков в России. Дочка в год поднялась с ними в горы, с 9 лет снимается и выполняет трюки. «Родив Маргошу, я поняла, что не могу рисковать, и решила уйти из профессии… Но не смогла».

Полтора месяц назад Варвара стала бабушкой. «Моя сила — в большой семье, только близкий круг — 25 человек. Я коренная москвичка, родилась на улице Горького. Прадед был соратником Дзержинского — у нас его считали героем. Дед — разведчик-диверсант, воевал с Николаем Кузнецовым. 9 Мая к нему приезжали партизаны. На их встречах мы с сестрой выросли. Теперь с детьми участвуем в «Бессмертном полку».

Отец Варвары занимался боксом, акробатикой, работал фотографом в «Известиях» и гордился, что дочь стала каскадёром. А мама всегда переживала. Как-то Варвара пригласила родителей на спектакль, где ей, булгаковской Маргарите, нужно было летать подвешенной на тросе. Трос оказался ржавым, оборвался. «Папы уже нет, а мама человек воцерковленный, она за нас молится. Но люди все в группе риска. От судьбы не убежишь. Когда Алексей уезжает, я перекрещу его: „Осторожно на дороге!“ Что будет на площадке, меня меньше волнует».

Часто Варваре самой приходится оказывать помощь. Перед глазами и сейчас молодой матросик из Севастополя. Празд­ник ВМФ. На трибуне главы государств. Мимо идут корабли. Никитина с каскадёром Еленой Балабуевой должны прыгнуть за борт, а матрос — по команде бросить взрывпакет. Но он поджигает бикфордов шнур и кричит: «Когда бросать-то?» А шнур горит… Секунда — и пакет в руках взрывается. Мальчишка сгибается пополам, кровь рекой. «Все моряки впали в ступор. Мы же с коллегой сняли с себя хлопковые робы, вмиг разорвали (мужики потом экспериментировали — не смогли) и сделали жгут… А оторванный палец мальчишке в госпитале пришили».

Когда-то она была единст­венной. Сегодня в России два десятка достойных девушек-каскадёров. Никитина открыла им дорогу. Работать стало проще. Не нужно самим шить, мастерить — в Голливуде можно заказать и охлаждающий гель, и защитные комбинезоны. «Раньше „старики“, увидев, как я заматываю эластичным бинтом колени, возмущались. Считали, что всё должно быть естественно. Каскадёр Женя Богородский и сейчас, в свои 65, работает так, что молодые завидуют. Легендарный актёр и каскадёр Олег Савосин — одноглазый водитель хлебовозки в фильме „Место встречи…“ — ставил трюки, когда ему было за 70. Сегодня многое иначе. Теперь я говорю своим: у вас две ноги, две руки и других не будет…

Богом я не обижена: задумала — сделала. И, хотя многое давалось по´том и кровью, другой судьбы не хотела бы».

Смотрите также:

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть